ПОЖАЛУЙСТА, ВКЛЮЧИТЕ JAVA SCRIPT, ЧТОБЫ УВИДЕТЬ E-MAIL АДРЕС.
 
Галерея современного искусства "Арка" (г. Владивосток) Галерея современного искусства "Арка" (г. Владивосток)   Галерея современного искусства "Арка"
  На главную страницу Новости Выставки Художники Парнеры О нас  
  English version  
 
   
 

5 – 19 сентября 2014 года

Ван Бин
Беспомощный век


Расписание показов фильмов
в галерее «Арка»:

5 сентября
Traces/Следы

6 сентября
tie Xi Qu: West of the Tracks/
Район Теси: к западу от железной дороги

7 сентября
tie Xi Qu: West of the Tracks/
Район Теси: к западу от железной дороги

8-9 сентября
Crude Oil/Сырая нефть

10 - 11 сентября
Man with No Name/Человек без имени

12-13 сентября
Traces/Следы
Father and sons/Отец и сыновья

14-15 сентября
tie Xi Qu: West of the Tracks/
Район Теси: к западу от железной дороги

16-17 сентября
Crude Oil/Сырая нефть

18 сентября
Man with No Name/Человек без имени

19 сентября
Traces/Следы
Father and sons/Отец и сыновья

С 5 сентября по 19 сентября в рамках Международного кинофестиваля «Меридианы Тихого» в галерее «АРКА» будет представлен проект «Беспомощный Век», который является частью одноименной ретроспективной программы, посвященной творчеству выдающегося китайского кинематографиста Ван Бина.

На сегодняшний день Ван Бин является одним из самых радикальных современных режиссеров документального кино, который рассматривает в своих работах наследие культурной революции и социально-экономические последствия ускоренной модернизации Китая. В выставочную программу в галерее «Арка» вошло 5 фильмов: Район Теси: к западу от железной дороги», «Следы», «Сырая нефть», «Человек без имени», «Отец и сыновья».

Ван Бин родился в 1967 году в городе Сианьо (провинция Шэньси). В 1991 поступил в Художественную Академию «Лу Синь» в Шэньяне на факультет фотографии. Затем изучал операторское искусство в Пекинской Академии Кинематографии. Дебютный фильм режиссера «Район Теси: к западу от железной дороги», который он снимал в течение двух лет – эпическое документальное полотно, посвященное демонтажу предприятий тяжелой промышленности, многочисленным заводам в городе Шэньян. Этот девятичасовой фильм был назван журналом Cahiers du cinéma среди десяти лучших фильмов прошлого десятилетия.


Беспомощный век.
Фильмография Ван Бина как портретизация постисторического.

«История — это предмет конструкции, расположенной не в пустом однородном времени, а во времени, наполненном настоящим моментом (Jeztzeit)»

Вальтер Беньямин
«Историко-философские тезисы» (1940)

Художественное перепроизводство как отличительная черта современности — агрессивная среда, отторгающая многочисленные попытки обобщения, поиски универсальных интерпретаций и описательных конструкций. Оригинальная стратегия, которая выделяется на фоне неразличимой множественности авторских высказываний, выступает с требованием быть увиденной через именование, дабы утвердить отличие, вместив полноту собственной уникальности. Художественный продукт как совокупность произведений одного автора усложняет задачу именования: надо установить концептуальное обобщение персональной художественной практики и в то же время раскроить монолитную структуру творческого жеста, выделив единый центр тематического фокуса, то есть описать бесконечное удвоение.

Фильмография Ван Бина, безусловно, требует такого общего определения. В большей мере эта необходимость связана со спецификой авторского выбора — говорить об ушедшем, изображая настоящее. Отстраненность внимания и поверхностный взгляд на фильмы Ван Бина содержат в себе опасность заблуждения: ограничить положение режиссера в рядах безликого легиона современных художников, поднимающих самые актуальные темы, через указание на повсеместное торжество несправедливости. Действительно, Ван Бин маркирует социальное как плодородное поле, пожирающее собственные всходы. Его интерес — фиксация тех, кто проиграл поступательному движению социальных изменений, которые стремятся примерить очаровательное имя революции. Этим несчастным он дает право говорить от собственного имени, и их высказывания, предъявленные событием их собственного существования, красноречивее любых патетических речей выдающихся ораторов. Герои Ван Бина — это те, кто был назначен ключевыми фигурами исторического процесса, образами, так красноречиво описанными в «инаугурационном тексте» (определение Алена Бадью для «Манифеста коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса), но оказался на приграничных территориях социальной реальности. Однако именно повседневность этих темных пространств, захваченная вездесущим объективом портативной камеры, открывает периферийную роль художественной выразительности в произведениях Ван Бина.

Когда вглядываешься в лица героев, пытаешься вычленить сюжетные особенности и драматургические обертоны, возникает вопрос: что такое кинематограф Ван Бина? Очевидно, что скрупулезность документирования персональных историй не может быть летописью. «Летописец, который пересказывает события, не различая великих и малых, учитывает следующую истину: ничто из случившегося не должно быть потеряно для истории. Разумеется, только освобожденному человечеству достанется полнота его прошлого» (Вальтер Беньямин, «Историко-философские тезисы», 1940). Ван Бин, напротив, мыслит себя как историка, чья фигура наполнена трагичностью ограничения, и это непреодолимое условие режиссер заставляет служить себе. Осознание того, что историк лишь тот, кому время от времени позволено прикоснуться к некоторым следам ушедшего, приводит Ван Бина к необходимости создавать пространство перехода между прошлым и будущим. Истинное удовольствие историка — «удовольствие от подлинного», о котором писал Марк Блок, — Ван Бин находит в самой природе произведения искусства — очевидном преимуществе художественного жеста — вмещать образ прошлого, фиксировать его отличительные черты и предъявлять проект, где свидетельства ушедшей эпохи вступают в живой диалог с текущим моментом. Фильмы Ван Бина — продукт такого синтеза. Сопряжение результата и исходных предпосылок заставляет само прошлое вновь и вновь впадать в исповедальный экстаз, обнажая собственные тайны. Здесь нет места попытке аффектации — герои и события, при всей их откровенности, вряд ли способны по-настоящему шокировать зрителя, который уже давно потерял способность удивляться. Поток жизни, к которому обращается Ван Бин, — признание минувшего столетия в том, что оно оказалось не в состоянии реализовать свои основные постулаты, — разворачивается бесконечным ощущением родовой травмы.

Само название ретроспективы Ван Бина — «Беспомощный век / The Stranded Age» — попытка выразить полноту авторского высказывания в его историческом измерении, всматриваясь в сердцевину билингвального зазора. Здесь нет места эквивалентному переводу — словосочетания дополняют друг друга. Прилагательное «беспомощный» в русском варианте можно буквально перевести на английский как "helpless" и даже "impotent", что означает изначальное отсутствие способности к продуктивному действию. Английский же вариант названия "stranded" отсылает к утрате возможности действия в связи с некоторым внешним воздействием или трагическим обстоятельством. Может показаться неуместным обращение к такому понятию, как помощь, но между тем сложно отыскать более подходящее слово в попытке лаконичного описания Нового Времени и прошлого столетия как кульминации грандиозного исторического периода. Эпохе, предшествующей Новому Времени, понятие помощи не было чуждо, но в силу того, что мир тогда представлялся единовременно созданным и обусловленным функционированием жестких законов, манифестирующих неизбежность, инстанция помощи находилась за пределами реального мира. Помощь могла быть только Божьей и была онтологически отделена от человека. Новое Время же утвердило помощь как продукт человеческого, в логике антропоцентризма. Теперь помощь не только могла реализоваться вследствие акта мольбы — она становилась объектом обещания, обретала антропологическое измерение, превращалась в компонент обменных процессов и элемент политической жизни.

Диагноз, выписанный в каждом кадре продолжительных фильмов китайского мастера, сводится даже не к признанию невозможности выполнить обещания, а к окончательному определению тотальной глухоты современного общества, которое послужило полигоном для апробации так называемых «больших нарративов». Текущий момент генетически наследует парадоксальность прошлого — чрезмерность идей, которые повсеместно дезавуируются. Режиссер намеренно не говорит о свертывании грандиозных проектов в экзальтированных категориях — крах выражен тихим угасанием чаяний и отказом воспринимать речения политических субъектов. Современный человек остается безразличен любым, даже самым привлекательным призывам действовать вопреки всему, как бы смиряясь с фатальной природой бытия. Ван Бин предлагает выразительный, чрезвычайно универсальный образ постисторического, которое, очевидно, будет преодолено с течением времени, но вряд ли утратит свой пугающий, истинно апокалипсический смысл.

Андрей Василенко
Куратор ретроспективы «Ван Бин: Беспомощный век»


 

Анонс выставок

23 сентября - 11 октября 2014
Владимир Погребняк
«Цепная реакция»
живопись

 

Галерея «Арка»

  • консультирует по вопросам формирования частных
    и корпоративных коллекций произведений искусства русских
    и зарубежных художников.

  • предлагает услуги по декорированию жилых
    и общественных помещений произведениями искусства.

 
 
 
e-mail:
Design: Создание сайтов во Владивостоке AWD Studio
© 2001 - 2012 Галерея «Арка», Все права защищены.